Инновациям подыскивают новую правовую оболочку

Министерство экономического развития России готовит законопроект об инвестиционном партнерстве (товариществе). Выяснилось, что существующие организационно-правовые формы собственности, такие как акционерные общества (АО) или общества с ограниченной ответственностью (ООО), не очень удобны для инновационного предпринимательства.

Предлагаемая новая правовая оболочка бизнеса известна в мировой практике как limited partnership (ограниченное партнерство) и тесно связана с понятием «венчурное предпринимательство» (от английского venture – рискованное начинание).

Выглядит инвестиционное партнерство примерно так: у разработчика есть новаторская идея (новация), но нет средств на ее внедрение (инновацию). В то же время на рынке есть состоятельный инвестор (либо венчурный фонд), готовый рискнуть и дать денег на инновацию в расчете на будущую прибыль. Таким «продвинутым» инвесторам в мире придумано красивое название – «бизнес-ангелы».

Когда бизнес-ангел и ученый находят друг друга, они заключают договор об инвестиционном товариществе и в случае удачи делят доходы. В случае же провала начинания никто никому ничего не должен, в том числе и государству, которое имеет привычку требовать с банкротов всевозможные налоги и не позволит обычной компании – АО или ООО – закрыться «просто так».

Теперь – исключительно для бизнес-ангелов и примкнувших к ним «ангельских» ученых – создана специальная правовая оболочка. Считать ли совпадением тот факт, что одним из ключевых разработчиков законопроекта выступила корпорация «Роснано», планирующая освоить в подмосковном иннограде Сколково миллиарды рублей? Вряд ли, ведь иначе этот «государственный бизнес-ангел» столкнулся бы с некоторыми проблемами, объясняя налоговым органам повальную убыточность инновационных ООО.

В госкорпорации убеждены, что подготовленный ими вариант законопроекта имеет много достоинств. Форма инвестиционного партнерства не подразумевает создание юридического лица, инвесторы платят налог только один раз – с прибыли на вложенные в проект деньги, а отчетность товарищества будет прозрачной. Все проблемы, связанные с управлением этой структурой, решаются соглашениями между партнерами.

Но действующее российское законодательство так устроено, что налоги прописаны в Налоговом кодексе, права акционеров закреплены в законе «Об акционерных обществах», а деятельность других компаний отражена, например, в законе «Об обществах с ограниченной ответственностью». Закон «О несостоятельности (банкротстве)» отражает интересы и тех и других. В итоге ради одного отдельно взятого иннограда Сколково необходимо будет «перешерстить» все российское бизнес-законодательство вплоть до Гражданского кодекса. Пойдут ли на это российские законодатели – большой вопрос.

Читайте также: Новости Новороссии.