Как Кругман разрушил бы компанию Apple

Левые считают Стива Джобса (Steve Jobs), харизматичного первопроходца компьютерной отрасли, эгоистичным индивидуалистом и обвиняют его в том, что он нарушал принятые в кругах нашей элиты этикетные нормы. Пока Уоррен Баффет (Warren Buffet) и Билл Гейтс (Bill Gates) с большой помпой раздавали деньги, Джобс втихомолку увеличивал стоимость Apple. Он демонстративно молчал, когда Баффет призывал богачей выступить за повышение налогов. Он говорил президенту Обаме неприятную правду о том, что Apple не будет переносить рабочие места в Америку. Известно, что он выступал за школьные ваучеры и подчеркивал важность семьи. Он не бежал чуть что в Вашингтон, чтобы комментировать очередную модную тему, ходить по приемам и общаться с элитой – у него были более важные дела.

Хотя Стив Джобс активно спонсировал Демократическую партию, его нестандартное поведение не нравилось «прогрессивному» политическому классу. Сейчас, спустя шесть месяцев после того, как он умер в возрасте 56 лет, развернулась полномасштабная атака на его наследие. Одной из причин этого стало признание Apple Computer самой богатой корпорацией в мире.

Знаменосец левых Пол Кругман (Paul Krugman) в своей статье «Джобс, рабочие места и автомобили» («Jobs, Jobs, and Cars») язвительно пишет о «героических предпринимателях, Джонах Голтах, то есть тех самых “создателях рабочих мест” в духе Стива Джобса, которых так любят республиканцы». Кругман считает, что достижения Джобса ничего не значат по сравнению с предпринятым Обамой «спасением Детройта» – «самой удачной политической инициативой последних лет». По мнению Кругмана, настоящие герои сохраняют «экономическую экологию и промышленные центры» — даже если за это приходится расплачиваться налогоплательщикам. Это не упорные индивидуалисты, а сотрудничающие представители профсоюзов, промышленности и госструктур, которые, как выразился Обама в своем послании к Конгрессу, «работают как одна команда» и «прикрывают друг другу спины»

В первую очередь Кругман недоволен тем, что Apple делает деньги, а не создает рабочие места в США – и вдобавок спокойно разворачивает производство в Азии (The New York Times в свое время ворчала, что Джобс до самой смерти так ни разу и не посетил китайские «потогонки» Apple). Кругман возмущается, что на Apple в мире напрямую работают лишь 60 400 человек, в то время как на GM – 252 000, хотя рыночная капитализация Apple в 15 раз больше, чем у GM. К тому же, «практически никто» из 700 000 человек, работающих на Apple не напрямую, не находится в Америке (вообще-то, это сложно подсчитать, но допустим, что Кругману виднее). В странном мире Кругмана компании существуют для того, чтобы создавать рабочие места, а не для того, чтобы приносить прибыль своим владельцам, поставляя на рынок нужную нам продукцию по доступным ценам.

У нелюбви левых к Стиву Джобсу глубокие корни. В сущности, она не носит личного характера. «Героический предприниматель», создающий и выводящий на рынок по доступным ценам продукты, которые меняют жизнь, – это воплощенный вызов любимой идее левых о злобных капиталистах, которые угнетают рабочих и получают неприлично большие прибыли. Эта идеология предполагает, что защитить обычного человека может только благожелательное интервенционистское государство, контролирующее богачей и заставляющее их «делиться».

Фигура Джобса опровергает эту идею. Мы все получаем выгоды благодаря излишкам богатства и потребительских продуктов, которые создают Стивы Джобсы, забирающие себе лишь небольшую долю созданного ими. Когда умер Джобс, лишь 1% акций Apple, принадлежал людям, связанным с компанией. Акции на сумму в 500 миллиардов долларов принадлежали посторонним. Еще важнее создаваемые этими людьми новаторские продукты (айпэды, айфоны, Google, бета-блокаторы, эндоскопическая хирургия и так далее), которые повышают качество и стандарты жизни.

Давайте попробуем поместить идею «экономической экологии» и идею «героического предпринимателя» в контекст и сравним реальную Apple Computer с тем, какой она бы стала, если бы ее возглавил Кругман.

Во-первых, генеральный директор Кругман объединяет в профсоюз всех сотрудников Apple, кроме инженеров и специалистов. И заключает коллективный договор, предусматривающий благоприятные условия работы, щедрый социальный пакет и высокие пенсии, а также неофициальные гендерные и расовые квоты, очередность увольнения в зависимости от времени приема на работу и установленный процент рабочих мест внутри страны. Кроме того, этот договор поднимает зарплату членов профсоюза до «справедливого» уровня по сравнению с зарплатами не входящих в профсоюз инженеров и специалистов.

Во-вторых, генеральный директор Кругман и его совет директоров (университетские профессора и бывшие госчиновники) устанавливают себе фиксированные зарплаты не выше миллиона долларов без всяких бонусов и опционов на акции и клянутся не поддаваться корпоративной алчности.

В-третьих, Кругман решает платить работникам Apple по всему миру «прожиточный минимум» на уровне американской минимальной зарплаты независимо от местного уровня зарплат. Для передачи чего-либо на аутсорсинг необходимо будет провести профсоюзное голосование, даже если речь идет об аутсорсинге it.

В-четвертых, Кругман предлагает справедливо распределить «возмутительные» прибыли Apple. Они больше не будут идти в первую очередь на разработку новых продуктов. Четверть прибылей компании будет передаваться новой фирме Green Apple на борьбу с глобальным потеплением и прочими экологическими угрозами. Остальная часть будет тратиться на дивиденды, бонусы для сотрудников, субсидии партнерам или направляться в новый благотворительный фонд Apple.

В-пятых, Кругман создает программу партнерства между Apple, профсоюзом и федеральным правительством, цель которой — переориентировать компанию с легкомысленных продуктов для развлечения и общения на продукцию, способствующую экономии энергии, борющуюся с загрязнением окружающей среды и работающую во благо человечества в целом. Представители Apple и ее профсоюза теперь будут регулярно встречаться с чиновниками из министерств энергетики, торговли и транспорта, чтобы обсуждать разработку и финансирование продуктов.

В-шестых, Кругман полностью включает Apple в сеть экономической экологии. Новый генеральный директор сохраняет существующие цепочки поставок (особенно, если большая их часть находится внутри США), даже когда есть возможность переключиться на новых партнеров, предлагающих более выгодные условия.

В-седьмых, Кругман защищает Apple от «отщепенцев, бунтарей, смутьянов и инакомыслящих… тех, кто смотрит на вещи по-другому – и не любит правила… кто достаточно безумен, чтобы надеяться изменить мир», которых так любил Джобс. Новые продукты теперь будут одобряться технократическим комитетом из представителей менеджмента, профсоюза и госструктур, чтобы защитить все заинтересованные стороны от лишних рисков.

Рыночная капитализация компании упала, когда инвесторы увидели, что профсоюзы и государство вмешиваются в разработку продукции и что вместо максимизации прибыли Apple теперь нацелена на общественные и политические задачи. Инженеры и изобретатели, работавшие на компанию, унесли свои идеи к конкурентам или создали собственные небольшие фирмы. Стратегия «прожиточного минимума» и запрет переносить рабочие места за рубеж без разрешения профсоюза погубили зарубежный аутсорсинг, но рабочих мест в Apple все равно становится меньше, так как она теряет конкурентоспособность по цене и качеству. Потребители покупают новые гаджеты у других компаний и пренебрегают Green Apple, несмотря на ее борьбу за счастье человечества.

Короче говоря, Кругман превратил Apple в GM. Компания больше не производит те продукты, которыми восхищались целые поколения. Она больше не на переднем крае. Но зато у нее теперь нет неприличных прибылей, она ответственно подходит к общественным проблемам и ее немногочисленные оставшиеся рабочие получают достойную зарплату и социальный пакет.

Правда, почему-то не все довольны такими результатами работы Кругмана.

Глава Учительского пенсионного фонда штата Небраска, лишившегося 80% поступлений от Apple грозится подать на Кругмана в суд за отказ от фидуциарной ответственности.

Начальник полиции китайского города Чунцин жалуется, что сотни его вооруженных полицейских с трудом сдерживают десятитысячную толпу рабочих, которые хотят получать по 7,25 доллара в час на последнем сборочном заводе Apple в Китае. Власти Таиланда и Филиппин сообщают, что бывшие работники Apple занимаются проституцией.

Недовольные инженеры и ученые из Apple забрасывают Кругмана заявлениями об уходе, жалуясь на бюрократизацию компании, ее равнодушие к новым идеям и на то, что они зарабатывают немногим больше рабочих на конвейере.

Глава сенатского комитета по энергетике требует от генерального директора Кругмана объяснить, куда делись 500 миллиардов долларов, которые государство вложило в разработку Apple «личных измерителей углеродного следа».

Кругмановская «экономическая экология» напоминает муравейник, в котором у каждого муравья своя функция, каждый изо дня в день несет свою непропорционально тяжелую ношу, и цепочки снабжения четко работают к восторгу Кругманов всего мира. Напротив Стивы Джобсы создают нечто абсолютно новое. Каждый день у них не такой, как предыдущий. В итоге там, где был один муравейник, возникают десять, и каждый из них функционирует эффективнее – а значит, каждый муравей работает меньше, и живет лучше.

Кругманы всего мира проповедуют человеколюбие, но на деле снижают общее благосостояние. Подлинная опора нашего благосостояния – это новаторы: Томасы Эдисоны, Александры Грэмы Беллы, Фреды Смиты, Биллы Гейтсы, Сергеи Брины и Стивы Джобсы. Бюрократизация, регулирование, частно-государственное партнерство, защита от рисков, коллективное принятие решений, гомогенизация и презрительное отношение к предпринимательскому успеху убивают курицу инноваций, несущую для общества золотые яйца. Хотя это очевидно для многих, однако наши передовые умы этого зачастую не понимают и автоматически поддерживают «прогрессивные» позиции.

Читайте также: Новости Новороссии.